В ГЛАЗА МНЕ СМОТРИ

over 9000!!
  • Публикаций

    28 955
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Time Online

    3299d 11h 58m 38s

Информация о В ГЛАЗА МНЕ СМОТРИ

Profile Information

  • Gender
    Not Telling

Посетители профиля

2 232 просмотра профиля

Отображаемое Имя Истории

  1. Придется подождать
  2. Зато молдаване, турки и албанцы(?) - сверхлюди
  3. что характерно, это даже не пиздеж: http://parad2017.mil.ru/parade/cities.html#rec17643636
  4. ты прям джекпот выхватил - пошел в говенное место (что неочевидно конечно с первого взгляда) на (и вот тут уж без сомнения) ЗАВЕДОМО парашный фильм. тебя то, что это уже часть 8 не насторожило?
  5. так брал бы нулёвку дерёвня.
  6. Ну почему же уходят лучшие?!!!
  7. проблема в hands.dll
  8. 28.11.2008 - 27,4216 такшта как считать может и поболе миллиарда-то
  9. И вправду! XI Часть 1 Металлическая лапа министра Шойгу остервенело скребла бетонный пол, силясь воспротивиться неумолимому движению Президента, который тащил за собой изломанное тело генерала вниз по тоннелю секретного подземного бункера. - Вы кажется говорили, что любите проводить здесь время – спокойный голос Президента гулким эхом отдавался под низкими сводами коридора. – Думаю будет справедливым, если вы проведете остаток своей жизни здесь. Надеюсь, у вас будет некоторое время поразмыслить над тем что вы натворили. Ответом ему было лишь яростное стрекотание сервоприводов и щелчки металлических лап по бетону. Президент остановился перед массивной свинцовой дверью с трафаретной надписью: «Отметка 480. Проход строго воспрещен». Не обращая внимания на грозную надпись, Президент свободной рукой решительно ввел секретный код на управляющем устройстве и дернул рубильник. Тяжелая дверь медленно поползла вправо, открывая уходящий в бездонную темноту тоннель с земляными стенами. Глаза Шойгу расширились в ужасе, когда он понял, какая судьба ему уготована. - Нет… - только и смог выдохнуть он. - Прощайте, Сергей Кужугетович. Хотя, впрочем, если сможете выбраться, я с радостью восстановлю вас в должности. Вашему предшественнику судя по всему это не удалось. Широко размахнувшись, он бросил исковерканное тело генерала в глубину тоннеля и переключил рубильник. Бывший министр обороны из последних сил полз к спасительному выходу, но сломанное тело было слишком медленным. Президент смотрел, как тяжелая дверь, закрываясь медленно скрывает от него бывшего соратника. Тот уже понял, что обречен, и когда от открытого проёма двери оставалась лишь тоненькая полоска издал полный ярости вопль: - НЕНАВИИИИИИИИИЖУУУУУУУУ!!! Тяжелый звук закрывшейся двери оборвал крик мятежного генерала и в низком тоннеле воцарилась тишина. XI Часть 2 - Очнитесь, Николай Платонович! – голос тек медленно как во сне. Секретарь совета безопасности открыл глаза – над ним склонились какие-то размытые белые фигуры. – Вы в полной безопасности. Операция прошла успешно, вашей жизни ничто не угрожает. Николай Платонович попытался подняться. - Президент в опасности! – тело не слушалось – Я должен немедленно… – он приподнялся на руках, но тут же упал назад – так сильно закружилась голова. - С Президентом все в порядке – продолжал тот же медленный голос. Они примет вас, как только вы… - Я должен идти! – зрение постепенно сфокусировалось. Он находился в больничной палате, у изголовья его койки стояло трое врачей в белоснежных халатах с нашивками Совета Безопасности. Секретарь рывком поднялся, и вцепился руками в край койки чтобы не упасть. Голова вновь нестерпимо закружилась, он обхватил ее руками, но сразу отдернул их, ощутив неестественный холод прикосновения. - Вам нельзя волноваться – Врач, стоявший в середине, переглянулся с коллегами – процесс вашего восстановления… - К черту. Что с рукой?! – Патрушев поднес к лицу правую кисть и догадка ударила его как сжавшаяся пружина. Рука была чужой. Секретарь перевел мертвый взгляд на врача, и тот схватился за воротник, как будто ему вдруг стало трудно дышать. - Приказ Президента… Не в наших силах… - Где мои вещи?! – Патрушев уже направлялся нетвердой походкой к выходу из палаты. - Вы получите их немедленно! – доктор засуетился, отдавая приказы своим подчиненным – немедленно. Уже через сорок минут Секретарь Совета Безопасности вел срочное совещание с Президентом. - Надо признать, что я не в восторге от работы наших специальных служб, Николай Платонович – холодно выговаривал Президент. – Некомпетентность, предательство, нерешительность. Мы потеряли Псков – и это работа нашего лучшего агента, мы теряем Воронеж, и мне очень не хотелось бы, чтобы ситуация развивалась в подобном ключе и далее. С этого момента я, как верховный главнокомандующий беру управление операцией на себя. Я лично покончу с этим кризисом раз и навсегда. Далее. Мне нужны все наши лучшие силы в Воронеже. НЕМЕДЛЕННО. Подготовьте Борт №0 и мой личный нооскоп. Сформируйте специальную команду быстрого реагирования из самых боеспособных сил, имеющихся в нашем распоряжении. Я вылетаю в Воронеж – СЕЙЧАС ЖЕ! Да? – Президент повернул голову к подошедшему секретарю. - Срочное донесение. Крым. – Президент нетерпеливо принял переданный секретарем конверт, вскрыл его и развернув лист быстро пробежал его содержимое. Улыбка медленно озарила его лицо. Он медленно поднял взгляд на Патрушева и тот смог бы поклясться, что глаза Президента на миг вспыхнули каким-то черным огнем. - Наконец-то… - голос Президента упал до едва слышного шепота - Чтож, эта новость стоит всего дня…Он замироточил, и стало быть сбывается пророчество. Патрушев стоял, втянув голову в плечи и боясь пошевелиться, но Президент не спускал с него взора. - А… а что случилось с Сергеем Кужугетовичем? – наконец нашелся секретарь. - Вам не стоит особо интересоваться его судьбой, если вы не хотите, конечно ее разделить. Я вас больше не задерживаю, Николай Платонович. Увидимся на борту. XI Часть 3 Выходные люки старенького БТР-80 с лязгом распахнулись, впустив в отделение десанта холодный ветер с резким запахом гари. - Пошел, пошел!!! – надсаживаясь закричал сержант, и бойцы, пригибая головы, высыпали наружу, выстраиваясь в неровную цепь. – Давай! - Раздраженно прикрикнул сержант на зазевавшегося бойца, подкрепив окрик несильным ударом по шее. БТР взревел, и выпустив в воздух клуб чёрного дыма начал разворачиваться, занимая позицию на Плехановской улице. Шел третий день этой немыслимой и дикой войны. Даже в самом страшном сне не мог подумать старшина, что он однажды войдет в свой родной Воронеж вот так – с оружием в руках. Кулаки сержанта непроизвольно сжались от гнева. Вчера, только выгружаясь из военного эшелона он видел, как перестали существовать Семилуки: их просто стерли одним массированным авиационным ударом при поддержке ракетных установок залпового огня. Над образовавшейся в результате обстрелов лунной поверхностью еще долго кружили ударные вертолеты, прежде чем под прикрытием танков по перепаханному взрывами грунту вперед двинулись отряды Зачистки, одетые в костюмы полной химической защиты и вооруженные огнеметами. Но даже зрелище уничтоженного в мгновение ока города, чёрные дым пожарищ, поднимавшийся над Воронежем, и вой обезумевших собак, сбежавшихся к месту выгрузки войск поразили сержанта меньше, чем поступивший из генерального штаба командования приказ: «Всем подразделения занять оборонительные позиции на подступах к центру г. Воронежа. Уничтожать любые формы жизни в виду занятых позиций. Использовать все доступные средства. Держаться до подхода сил Совета Безопасности» Приказ был подписан: «Секретарь Совета Безопасности РФ Николай Платонович Патрушев», и это обстоятельство особенно пугало сержанта. С кем мы воюем, что за «формы жизни» мы должны уничтожать, кому и зачем потребовалось заливать напалмом мирный райцентр, почему приказы подписывает какой-то Секретарь, а не министр обороны – все эти вопросы роились в его голове, пока он, механически командуя, обустраивал вверенные ему оборонительные позиции. Внезапно, как удар грома, воздух прорезал рев турбин звена Су-34 – они прошли над позициями на сверхмалой высоте, направляясь к центру. Оглушенные солдаты смотрели, как набрав высоту и сделав боевой разворот, звено начало заходить на какую-то невидную с их позиций цель впереди на Плехановской улице. С крыльев боевых машин огненными хлыстами сорвались ракеты. Через миг, внизу уже бушевало море огня. Звено, выбрасывая ловушки стремительно набирало высоту, однако ведомый будто потерял управление: его полет вначале стал рыскающим, затем остановились двигатели. От фигурки самолета отделилась крошечная точка катапультировавшегося пилота, потерявший двигатели и управление аппарат врезался в жилой дом. Прогремел еще один мощный взрыв. Уцелевший самолет включил форсаж и стремительно исчез в облаках. Над катапультировавшимся летчиком раскрылся купол парашюта. Сержант схватился за висевший на шее бинокль: он никак не мог понять: что поразило самолет. Впереди из черных клубов выступила одинокая фигура. Сержант сморгнул: это было невероятно – никто не смог бы выжить после такого удара. Чуть левее показалась еще одна, и еще, и еще, и еще. Сержанта прошиб холодный пот, а в сознании сама собой всплыла строчка приказа «Уничтожать любые формы жизни. Использовать все доступные средства». - Кто это?! – раздался недалеко чей-то голос – это американцы? – теперь уже все заметили приближающиеся черные фигуры. Пришедший в себя сержант бросился раздавать команды, солдаты бросились в укрытие. Первым открыл огонь стрелок БТР – очередь 14,5-мм пулемета хлестнула по наступающим фигурам, не причинив тем никакого видимого вреда. Через мгновение стреляли все – не слушая матерных команд сержанта «подпускать поближе» и не жалея патронов. Пули защелкали по асфальту и стенам домов, зазвенели стекла. Негромко бухнула брошенная кем-то в панике граната. Фигуры приближались. Пулемет в башенке БТР захлебнулся - Заклинило – в панике прокричал стрелок высунувшись в верхний люк. Сержант длинно выматерился. Фигуры подошли почти вплотную – вблизи было видно, что это обычные люди, одежда на них была обожжена и изорвана. Они брели медленно, едва вздрагивая, когда в них попадал особо меткий выстрел. Лица их были пусты и не выражали никаких эмоций. Стрельба прекратилась: у кого-то кончились патроны, кто-то замер в ужасе – пули явно не моги нанести никакого вреда этим существам. На секунду цепочка замерла, и воцарилась почти осязаемая тишина. Сержант не отрываясь смотрел на них. Он уже все понял и примирился со своей судьбой. Ему осталось сделать только одно, последнее дело. Он взялся за станцию спецсвязи. - Говорит командир четырнадцатого взвода Петров. – в громовой тишине спокойно произнес сержант - взвод уничтожен. Прошу немедленно открыть огонь по моей позиции. – все взгляды моментально обратились к нему. Существа синхронно издали ужасающий вопль и бросились на застывших в оцепенении солдат. Вспыхнула беспорядочная стрельба, раздались первые вопли умирающих. С криком «Ура!» сержант выпустил всю обойму прямо в лицо ближайшему существу. То, нисколько не смутившись шагнуло вперед и крепко схватило сержанта за руку. - Ты один из нас. Будешь нами… - раздался скрипучий голос - Ну! Быстрее! Давайте!!! - закричал сержант, и с облегчением рассмеялся, услышав свист падающих бомб.
  10. а когда зенит арена начала строится, какой-какой курс был?
  11. Сегодня вечерком вывалю очередную часть:
  12. сыграно ровнее, спето чище...
  13. ну в этом тоже
  14. ну я могу на это сказать, что зато качественнее а так да, не интересно особо
  15. ваще сабж скорее не фольк-митолл, а стёб-металл.